Sunrise ManasluДавно это было, а забыть не получается. Мощная была команда, дружная. Помню, как однажды в городе Ош я увидела в чайхане знакомую спину Зинура Халитова- савошники возвращались с Памира. Зинур широко улыбнулся и сказал, что у Володи Сувиги родилась дочь. Теперь Юльке за двадцать, а забыть ту встречу не получается. Вчера стукнул 21 год, как погибли ребята. 7 октября 1990-го забыть не получается. Мы так ждали их домой, так волновались.

Это были первые Гималайские экспедиции, первые шаги наших альпинистов в высочайших горах мира. Это теперь привычно звучат названия высочайших вершин Земли, а тогда они звучали, как музыка, потому что долгим был путь к этим вершинам. Помню, Валера Шаповалов в тот день спросил у меня, когда должны вернуться ребята. Я сказала - 7 ноября, а он засмеялся и ответил, что наши постараются вернуться пораньше, к празднику. Спустя пару часов мы узнали о случившемся...
Маршрут по Восточной стене. Руководитель экспедиции К. Валиев. Командой была пройдена объективно опасная часть маршрута, а скалы на высоте 7300-7400 не показались спортсменам слишком сложными - для альпинистов высочайшего класса препятствий в горах почти не существовало. 7 октября на обработку маршрута вышла тройка Луняков-Халитов-Галиев. Молодой кандидат в мастера спорта Мурат Галиев попал в опытную команду, оказавшись в том году первым в рейтинге. Ему доверили работать впереди на скальном рельефе. Из лагеря наблюдали за движением тройки по маршруту, в какой-то момент альпинистов увидели собравшимися вместе – возможно, они обсуждали дальнейшие действия, им оставалось пройти последнюю веревку. Вдруг снизу увидели, как связка покатилась вниз. Произошел срыв, и это был первый случай, когда наши альпинисты погибли так далеко от дома. Спустить тела с такой высоты было нереально, альпинисты были похоронены на склоне Манаслу. Спустя несколько лет на горе работала украинская экспедиция. Ее лидер Игорь Чаплинский увидел скалы, на которых сорвалась тройка, не в «лоб», где работала казахстанская экспедиция, а со стороны: это место было похоже на вогнутое внутрь блюдо, где нет подходящих трещин для организации надежной страховки.
В 2006 году отмечалось 50-летие со дня первовосхождения на восьмитысячник Манаслу и внимание мировой альпинисткой общественности было приковано к этой горе. Денис Урубко с Сергеем Самойловым решили пройти новый маршрут по Юго-Западной стене на эту вершину, а в качестве запасного варианта продумали путь по Северо-Восточному склону. Акклиматизироваться они собирались на классическом маршруте.
Классический, Японский маршрут, выглядел очень опасным, над ним висели ледопады и Сергей Самойлов назвал его «самурайским». В Непале распространилась инфекция и в базовом лагере под горой кашляли все. Снегопады выдавливали людей с маршрутов, но наши спортсмены все же решили идти на вершину по Северо-Восточному склону. К тому моменту они акклиматизировались только до высоты 5200 – это был первый базовый лагерь, и с этой высоты пошли на вершину.
Экспедиции, находящиеся под Манаслу, делали первые выходы, когда двойка уже достигла вершины. Для Дениса Урубко это была седьмая гималайская экспедиция и 10-й восьмитысячник, у Сергея Самойлова это была вторая гора выше 8000 м. Они помнили о тех, кто остался на Манаслу, а теперь с нами нет и Сереги Самойлова.
Максут Жумаев в одиночку поднялся на Манаслу в 2008 году по классическому маршруту, а девиз его экспедиции, посвященной юбилею Астаны, был таким: «Имя мое - Казахстан, фамилия моя – Астана, мне - 10 лет».
Жумаев оказался вписанным в один пермит с немецкими, канадскими, австралийскими и болгарскими альпинистами. И вот когда все эти горовосходители двинулись из базового в первый лагерь, Максут решил подправить бамбуковую маркировочную вешку на леднике, вынул нож, попытался укоротить палку, но она оказалась крепкой. Нож соскочил и оставил на бедре рану. В эту самую минуту немец, замыкающий уходящую группу, скрылся за перегибом. Первую помощь Максуту оказал Вальтер Ланг, находящийся в базовом лагере, рану Жумаев зашивал сам – тут пригодилась специальность ветеринара, которую Максут получил в институте.
Жумаев впервые отправился в Гималайскую экспедицию один, без партнера по связке Василия Пивцова ( в тот же год Василий Пивцов в составе международной экспедиции взошел на Манаслу). На заживление раны ушла неделя. Максут поднялся в верхний 4-й лагерь 12 мая, а 13-го из штурмового лагеря к вершине Манаслу вышло несколько групп альпинистов, но ураганный ветер вынудил их повернуть назад. Несколько человек начали спуск в базовый лагерь, остальные решили ждать погоды на высоте, чтобы предпринять еще одну попытку штурма. Среди них оказался и Максут Жумаев. Он поднялся на высшую точку Манаслу 14 мая, исполнил гимн Казахстана и привязал голубой флажок к ледорубу, вбитому в снег. Такой же флажок он оставил на камне под вершиной, где прибита табличка с именами погибших на Манаслу в 1990 году казахстанских альпинистов Григория Лунякова, Зинура Халитова и Мурата Галиева.
Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.
Возвращаются все, кроме лучших друзей.
И все же – лучше гор могут быть только горы, на которых никто не бывал.
Вечная память.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

1madina.png2tailan_group.png3restoran-tailan.png4xoz.png5mountkz.png6tailancopy.png
Яндекс.Метрика