Будь острожен, путник, ты здесь - как слеза на реснице…

1982 год был знаменателен тем, что первые советские альпинисты прошли сложнейший маршрут по Юго-Западной стене Эвереста. В составе Первой Советской Гималайской экспедиции было пятеро казахстанцев. Многим нашим горовосходителям тот год запомнился также участием в поисково-спасательной операции в горах Южного Казахстана.

Мастер спорта по альпинизму, «Снежный барс» Шамиль Рафиков из Шымкента поведал давнюю историю. В сентябре на маршруте 2 Б категории сложности на вершину Коптау в ущелье Сайрам су погибли трое альпинистов и пропали без вести еще двое из той же группы. Это исчезновение многим представляется таинственным, так как за долгие месяцы поисков от пропавших не было найдено ни единого следа. В сентябре 1982 года у подножия горы Коптау в Сайрамском ущелье Южного Казахстана Республиканский клуб альпинистов КазССР проводил традиционные учебно-тренировочные сборы.

- Это теплый уютный район, где на майские праздники уже не бывает лавинной опасности, а осень приходит туда поздно, - говорит Шамиль Рафиков. - Это долина, поросшая березами и арчовым лесом, откуда буквально за пару часов попадаешь под маршруты, к скалам и ледникам. В Казахстане нет ни одного столь доступного района, где можно подъехать на машине к базовому лагерю и где классифицировано более 80- маршрутов от 1А до 6А категорий сложности. Некоторые команды сделали там ряд восхождений на первенство СССР.

Осенью альпклуб организовал большие сборы, в которых принимали участие более 50 человек из Шымкента, Караганды, Алматы. Я в то время работал мастером в строительном управлении, договорился взять на работе отгулы и на пять дней вырвался в горы, чтобы поучаствовать в качестве инструктора в учебном процесс. Была пятница, 18 сентября. В то время автомобильная дорога заканчивалась ниже, чем теперь. Меня подвезли на машине, и я с рюкзаком пошел вверх по ущелью. Удивительным было то, что двух-трех местах в огромных лужах лежали коровы с вытянутыми ногами. Накануне прошел сильный дождь, потом задул свирепый ветер, в горах выпал снег и ударил сильный мороз, что совершенно нетипично для этого района. Бедные коровы просто не смогли спуститься с пастбищ, похоже, их ноги сковали судороги и они остались на дороге.

Поднимаюсь к месту базового лагеря, на большую поляну с условным названием Альпенград, а там стоит всего несколько палаток. Спрашиваю у ребят, где остальные, и мне говорят, что все обитатели лагеря два дня назад ушли к озеру на высоту 2300 метров. Там очень удобное место, где в непосредственной близости к маршрутам размещается большой лагерь. Когда я через два часа поднялся туда, сверху спустилась группа из пяти человек, в составе которой был мой постоянный напарник по восхождениям Владислав Медсдорф. У него были шальные глаза, он подошел ко мне и проговорил: "Пять трупов".

-Где?

- На Коптау, маршрут 2Б.

За день до этого не вернулись в лагерь пятеро третьеразрядников с популярного, традиционного, захоженного маршрута. Наутро на поиски отправилась группа альпинистов, которая поднялась по наиболее простому пути. Они увидели одну точку наверху и две точки на снежном склоне ниже метров на 150. Чтобы ускорить поиски, они вышли из базы налегке. Их задачей было выяснить, что произошло на маршруте, поэтому близко они подходить не стали и вернулись в лагерь. Тут же дается команда собираться. 10 человек во главе с карагандинцем Глебом Айгистовым были готовы к выходу, к группе присоединился и я. Взяли палатки, спальные мешки, еду, примуса и двинулись вверх. Мне запомнилось, что было очень много снега, но мы шли в хорошем темпе. От верхних озер поднялись к гребню, прошли полпути, к вечеру поставили палатки и переночевали. Ночью было минус 15, и это на юге! Обычно в середине сентября в районе еще очень тепло, а тут такая погодная аномалия!

Наутро мы поднялись на предвершинный гребень. Там, в характерной позе ребенка - сгруппировавшись, на боку, какими находят замерзших людей, лежал руководитель карагандинской группы Александр Фортуна. Это безопасное место, откуда до вершины рукой подать, а вниз уходит крутой снежный склон, на котором мы разглядели две черные точки. Навесив веревки и спустившись к ним, мы увидели, что это Наташа Бейфус и Борис Полянский, связанные веревкой. Мы вытянули тела вверх и по связи передали информацию на базу, откуда уже вышли транспортировщики. Наш передовой спасотряд в этот же день обследовал снежный склон: еще одной двойки - Серика Тяжина и Теймура Маилова, нигде не было видно.

Глеб Айгистов рассказывал, что в том сезоне они наблюдали в небе над горами какие-то яркие всполохи. Возможно, это было вызвано погодными изменениями. А еще его удивило то, что у одного из погибших были в кровь разбиты кулаки, словно он лежал лицом вниз и бил кулаками в камни. Одеты погибшие были очень легко - для такого восхождения достаточно одного светового дня, на них были свитера и тонкие куртки- анораки из болоньи, альпинистские грудные обвязки и каски. Погибших доставили в ближайший городок Ленгер, где тела пришлось размораживать.

Поиски пропавших продолжались до середины ноября, пока в районе не наступила настоящая зима, - вспоминает Шамиль Рафиков. - Приезжал главный тренер "Спартака" Борис Андреевич Студенин, в районе побывал представитель из московской федерации альпинизма, через эти поисковые работы прошло человек двести со всей республики. Одни приезжали, другие уезжали…Обследовали весь склон Коптау, обошли ледник под стеной, спускались в широкий и глубокий бергшрунд, заглянули во все характерные места на тот случай, если двойка сорвалась со склона у улетела вниз. Мы не нашли ничего - ни каски, ни рукавицы, ни ледоруба. При падении могло сорвать куртку, но не было ни одного следа.

В течение трех лет, начиная с весны и заканчивая поздней осенью, альпинисты продолжали поиски. Альклуб назначал поисковые группы, карагандинцы обошли всю округу, буквально обшарили соседнее ущелье и практически весь регион, куда предположительно могла бы уйти двойка. Мы продолжали проводить альпинистские мероприятия, и теперь каждую весну и осень к нам приезжали братья Серика Тяжина и мать Теймура Маилова, у которой он был единственным сыном. Увы, сказать нам было нечего. Кто-то предположил, что на ребят напали волки, но железо - крючья, карабины и прочее, в этом случае бы осталось.

Эта ситуация - прекрасная тема для сценария альпинистского фильма. Мы долго анализировали произошедшее и сделали выводы. Пятерка третьеразрядников поднималась по контрфорсу по маршруту 2Б категории сложности, а параллельно, левее этого маршрута, идет более крутой контрфорс - маршрут 3А категории сложности. По более сложному пути поднималась группа джамбульских второразрядников, то есть выпуская карагандинцев без инструктора, предполагалось, что эти группы будут взаимодействовать. Но случился природный коллапс, налетела небывалая буря, ударил мороз, и все это произошло за несколько часов. Когда карагандинцы вышли на снежный склон, им оставалось преодолеть

двухсотметровый подъем, чтобы выйти на вершинный гребень, откуда по плато ходят до вершины и с этого же места спускаются вниз. Технических трудностей там нет. Но когда начинающих альпинистов «прижала» непогода, они забуксовли. Александр Фортуна был здоровым, атлетически сложенным спортсменом, он отстегнулся от веревки и выбрался наверх, видимо, в надежде на то, что джамбульская группа еще не успела проскочить по более сложному маршруту и ему помогут вытащить двойку. Он остался ждать на гребне. Но второразрядники успели до начала непогоды выйти на вершину и уйти вниз. Фортуна мог спокойно сбежать вниз и спасти себя. Эта группа была дружной и сплоченной, вместе они совершили немало походов и были, как одна семья, поэтому мужество и благородство Александра Фортуны не вызывают сомнений -он до последнего пытался спасти свою команду.

Не фартовым оказался Фортуна. В советской школе альпинизма действовало жесткое и не самое плохое правило: сам погибай, а товарища выручай. Надежда на приход второй группы была невелика, но другого пути Александр не видел. Бросить двойку он не посмел, и как это бывает, сначала промерз до костей, а потом замерзающему становится жарко и он погибает.

Фортуна был женат на сестре Ивана Фишера - одного из руководителей карагандинских альпинистов, у него было двое маленьких детей, то есть он имел бы стопроцентное оправдание. Я говорю о моральных принципах, - продолжает свой рассказ Шамиль Рафиков. - С того места, куда он выбрался, он мог просто переставлять ноги или сесть на пятую точку и скатиться вниз, но жил бы с угрызениями совести. Наташа Бейфус и Борис Полянский после сборов должны были сыграть свадьбу, день которой уже был назначен. Серик Тяжин тоже доложен был вернуться к невесте. Теймура Маилова ждала беременная подруга.

Непогода перечеркнула их надежды на будущее. В горах случаются лавины и обвалы, люди могут проваливаться в трещины на ледниках, оказываются на пути летящих камней, срываются со скал и снежно-ледовых склонов. Но в тот день не случилось ни лавин, ни обвалов, которые с грохотом сходят со склонов. Пропавшие альпинисты были полностью экипированы, а ледорубы, каски, одежда и обувь не могут быстро сгнить. На Коптау ежегодно совершается по несколько восхождений, и рано или поздно что-то должно было обнаружиться, всплыть или вытаять из сползающих со склонов ледников.

- Прошло лет двадцать, - рассказывает Шамиль Рафиков. - Мы построили в горах кемпинг и я по полгода находился там. Однажды подходят ко мне двое мужчин, спрашивают, вы нас не узнаете?

- Нет.

-Мы братья Серика Тяжина. Помните, мы к вам несколько раз приезжали? Мы ходили к экстрасенсам и нам сказали, что Серик и Теймур живы, что якобы они за хребтом, в Киргизии, пасут скот. Можно ли отсюда уйти в Таласскую долину?

-Можно, но…

И еще один любопытный момент есть в этой истории. Карагандинцы повесили в горах пять мраморных табличек и одну общую. На каждой табличке - фотография в черной рамке. И вот что я заметил в последние годы, - продолжает Шамиль: вокруг фотографий троих замерзших ободки черные, а вокруг двоих не найденных они посветлели. Наверное, эта история останется одной из мистических тайн гор.

Мнение заслуженного мастера спорта СССР, восходителя на Эверест Юрия Голодова, вполне реалистично. Он понимает, что исчезновение парней в Сайрам су многим кажется невероятным, но предлагает смотреть на жизнь реально. Через год после случившегося он принимал участие в очередной поисковой операции. Голодов спускался в бергшрунд, в ту самую подгорную трещину, куда с момента пропажи людей намело много снега. Он уверен, что связка улетела в трещину, хотя Глеб Айгистов подвергал сомнению эту версию, полагая, что если на дне бергшрунда была дыра, то попадание в нее связки должно было быть буквально точечным. Если бы они ушли на другую, южную сторону горы, и там улетели по кулуару, это можно было вычислить по поведению птиц - грифов, ворон, галок, которые слетались бы к месту падения. На северной стороне горы, где проходит маршрут 2 Б категории сложности, ледник довольно крутой. В непогоду, при сильном ветре, они могли отстать от передовой группы, сорваться и улететь в ледовую трещину, - считает Голодов, - и надо было сразу начинать копать в этом бергшрунде, который принимает в себя все, что летит сверху.

Возможно, выпавший в сентябре 82-го в Сайрам су снег и накрыл тела двоих погибших, но люди, которые искали их с первых же дней, уверены, что в этом случае что-то непременно должно было остаться на поверхности, потому что при падении на леднике тело набирает ускорение, с рук слетают рукавицы, с темляков срываются ледорубы, падают каски.

Галина Муленкова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Календарь

October 2017
Mo Tu We Th Fr Sa Su
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Погода в Алматы

snowdragons2

 

snowdragons1

 

snowdragons3

 

snowdragons4

 

О сайте

Сайт www.mount.kz был создан командой "Снежных драконов" - путешественников и искателей приключений, которые живут в городе Алматы у подножия самого северного хребта горной страны Тянь-Шань.

1madina.png2tailan_group.png3restoran-tailan.png4xoz.png5mountkz.png6tailancopy.png
Яндекс.Метрика