DSC 4985Наша гостья - Майя Иосифовна Елисеева. Время ее активной работы- зима, но занята она круглый год, и я никак не могу записать на видеокамеру ее рассказы для своего канала Gallo_mystic на ютубе. Думала, вот-вот закончится горнолыжный сезон и она освободится, но Майя Иосифовна провела турнир памяти Артеменко и сидит над документами.

"…Летят по склону мои лыжи, на виражах чуть-чуть звеня, и снег веселый, мягкий, рыжий обнимет ласково меня," - пел бард и горнолыжник Владимир Юн лет сорок назад, поставив в уголок свои лыжи и приняв на грудь гитару.

Он впервые скатился плугом с сопки под Карагандой, а в 74-ом приехал в Алматы с твердым намерением освоить горные лыжи. На Чимбулаке искал домики спортсменов, чтобы попросить снаряжение. В одном из них девушка перебирала струны гитары, вторая слушала.

- А можно увидеться с тренерами? - поинтересовался Владимир, и пока ждал, попросил у девушки инструмент.

- Ну-ка, ну-ка, кто тут у нас играет? - это пришла Александра Ивановна Артеменко. Так завязалась их дружба, и так же легко десятью годами ранее выдающаяся горнолыжница, которая переехала в Казахстан из Сибири и одной из первых обкатывала гору в Малом Алматинском ущелье, притянула в свою жизнь и в свой вид спорта Майю Елисееву. Та вместе с семьей приехала в середине 60-х из России, устроилась на работу в Институт химических наук АН КазССР и с кем-то из сотрудников впервые поднялась на Чимбулак. Пока смотрела по сторонам и восторгалась горными пейзажами, ее крепкой хваткой взяла в оборот главный тренер ДСО "Локомотив" Александра Артеменко. Поставила на лыжи, научила пользоваться хронометром и сделала судьей с высокой категорией.

- С 1974 года я была генеральным секретарем и председателем коллегии судей, - вспоминает Майя Иосифовна, - а судейский корпус у нас был самый многочисленный и квалифицированный - более 150 человек. Таким он остается и поныне.

Много снега выпало и растаяло в горах с тех пор. Горнолыжный край - это государство в государстве. Раньше Чимбулак представлялся нам отдельной деревней со своими традициями, расписанием дня, транспортом, автономным водоснабжением и освещением, и главное, автономным общением. Речь не о гостях и туристах, а о тех, кто обитал наверху постоянно - тренеры, спортсмены, канатчики, спасатели, словом, люди, обсуживающие склон, гостинцу и подсобные сооружения. Майя Иосифовна Елисеева быстро стала своей в этой деревне и уже более полувека принимает участие в организации соревнований.

Сегодня склон укатывает ратрак, а в былые времена перед стартами объявлялся аврал: тренеры подгоняли своих воспитанников, наверх поднималась большая судейская бригада, снег на горе утаптывали солдаты, заглаживали же трассу все обитатели деревни, умеющие стоять на лыжах. А уж если снег валил накануне состязаний, объявлялся аврал.

- Бывало, ночи напролет печатала протоколы, а утром на склон, и максимум внимания - ведь спортсмены летают на больших скоростях. С 1972 по 2006 годы была генеральным секретарем Федерации горнолыжного спорта Казахстана, в 90-е билась за сохранение этой организации и сберегла все документы, - говорит Майя Иосифовна. - Я была главным секретарем Чемпионатов и

Первенств СССР, трех Спартакиад народов СССР, главным судьей, заместителем главного судьи, главным секретарем Чемпионатов и Первенств КазССР и РК. Сегодня, как член Ассоциации судей по горнолыжному спорту, я отвечаю за совет ветеранов.

Родилась она в 37-ом, в годы войны голодала на оккупированной немцами территории, потом взахлеб занималась спортивной гимнастикой, прыгала с парашютом, плавала. И сегодня Майя Иосифовна выглядит так, будто явилась на свет не в том памятном советским людям году, а лет на тридцать позже. Стать, выправка, твердая поступь. Открытая улыбка, звонкий голос. И колоссальная энергия, как от горячей батареи.

- Без сомнения, Майя Иосифовна - пассионарный человек, - считает известный художник и судья горнолыжных состязаний Андрей Старков. - Гумилев определял пассионарность, как страстность, способность обладателей особой энергии заражать своими идеями других. В ней этой энергии и энтузиазма - на десятерых, и в наше время, когда все живут личными проблемами и амбициями, этот человек без остатка отдает себя общему делу. Она поддерживает горнолыжный спорт, занимаясь организацией соревнований и работая с судейским корпусом.

Горнолыжник и бард Владимир Юн устраивал концерты в столовой - длинном одноэтажном здании, которое помнят старожилы горнолыжной деревни. И на старых скрипучих стульях всегда сидели Майя Иосифовна Елисеева и Александра Ивановна Артеменко. Они любили бардовские вечера, когда вместе с автором и исполнителем поет и твоя душа. А встав однажды на горные лыжи, трудно отказаться от этого удовольствия. Так и седеют верхом на лыжах вчерашние молодые люди, и выцветают на горном солнце их комбинезоны, отраженный от снега свет покрывает кожу загаром, а потом и морщинками, но это сильнее вас и это связывает людей на долгие годы.

На Чимбулаке проводились соревнования на призы старейшей горнолыжницы Казахстана Александры Артеменко, которая долго оставалась грамотным и требовательным играющим тренером, обгоняя на всесоюзных соревнованиях мужчин. Она выходила на построение в видавшем виды красном «петушке» и приветствовала спортсменов: «У вас есть все - и современные канатные дороги, и великолепное снаряжение, и пусть на вашем пути вам поможет великий дух гор, дух Шамбалы!» Рядом всегда была соратница Майя Елисеева. Она имела дипломы химика и экономиста, третьей ее специальностью стал горнолыжный спорт.

-Я побывала на всех горнолыжных базах СССР, где работала на разных должностях судейства, в том числе была и главным секретарем многих всесоюзных соревнований. Эту дорогу в середине 60-х открыла для меня Артеменко. А в 2010 году мы проводили в последний путь первую спортсменку из Казахской ССР на зимних Олимпийских играх в Кортина д, Ампеццо (1956 г.) и тренера, подготовившего более 30 мастеров спорта и 11 чемпионов СССР. В этом году "хозяйке Чимбулака" Александре Ивановне Артеменко могло бы исполниться 90 лет.

"Не опережай ветер, Майя!" Эта фраза была написана ручкой на старом календаре, который стоял на тумбочке в комнате легенды "Чимбулака" Александры Ивановны Артеменко и заменял телефонную книжку. "Вперед, на склон, только не опережай ветер," - говорила она Майе Елисеевой, когда та шла на гору судить соревнования, и своей жесткой ладонью хлопала ее по плечу. Потом добавляла: " Суди честно. Да не судима будешь".

- Это напутствие до сих пор звучит для меня, как набат. Наше поколение - другое, мы выжили в войну и сохранили такие ценности, как честь, совесть, любовь к родной земле, к своему делу, - говорит Майя Иосифовна. - Я выросла в семье честных, работящих людей. Мама говорила: "Раз Бог дал жизнь, живите по совести и чести, а кусок хлеба разделите с близкими, и вернется вам сторицей".

В начале войны пытались эвакуироваться на санитарном поезде. Под Донецком с неба налетела стая немцев, вагоны раскидало. Брат Володя два месяца нес на плечах Майю домой, в Луганск. В шахтерских поселках кто накормит, а кто и прогонит. Вся родня растерялась в том поезде. Фашисты забрали в плен сестру матери и ее мужа, мама дошла до родного города.

Немцы гнали прикладами женщин и детей к окраине Луганска рыть ров, куда сбрасывали тела убитых евреев. Дом разбомбили. Мать с отцом ушли к партизанам, прятались по балкам. Детей приютили чужие люди - бабушка и дедушка Сазоновы, друзья самого Ворошилова. Предатель - полицай выдал, стариков и ребят босыми вывели на снег, разрубили голову деду, и кровавое пятно на снегу Майе не забыть никогда.

Бабушка давала ей в руки гильзу от снаряда, куда накладывала баланду, заматывала ее шалью и девочка шла к дому, в подвале которого пряталась семья евреев. В памяти остался страшный гул, когда со стороны паровозостроительного завода, который был эвакуирован в Алма-Ату и стал называться АЗТМ, летели немецкие самолеты, и небо становилось черным.

Когда немцы отступили, дети помогали в госпитале. Люди в беде держались друг за друга, и не было чужих детей. Она пела и танцевала для солдат, ей давали куски рафинада и сухарики. Майя протягивала сахар младшему из братьев: " Леша, ты только не умирай". Но скоро Леши не стало.

Здание тюрьмы было раскурочено. Там стояли швейные машинки, ребятишки собирали нитки и тряпки, шили кукол. Однажды разбились на отряды и в развалинах играли в "Красное знамя". Майя день просидела в зарослях крапивы - берегла флаг. Ее нашел брат Володя. А раз принесла в подоле сарафана "лимонки" - чем не игрушки? Так Майя едва не погибла. Брат Володя уже спас ее от падающих балок в доме, куда попал снаряд, а от осколка на ноге остался шрам. Но все, что нас не убивает, делает сильнее, и она идет по жизни с открытым забралом.

Мать соорудила из солдатской шинели бурочки, поверх Майя надевала лакированные галоши и бежала в школу. Мама-медик возглавила областной Красный Крест, а папа Иосиф Иоганович Великс, из семьи латышских стрелков, получил ранение и умер. Скончался второй брат, и у мамы остались Володя да Майя. А в коре ее головного мозга блуждали осколки.

Когда умер Сталин, брат с матерью обсуждали, отчего люди так убиваются. В школе Майя задала тот же вопрос одноклассникам, и мать вызвали в НКВД. "Если виновата, наказывайте, - сказала она, - но у меня старший брат был председателем колхоза, а его в 40-ом забрали и увезли строить Беломорканал. Жена его тронулась умом и ушла пешком в Киевско-Печерскую лавру молиться за мужа, и остались одиннадцать детей". Трое погибли на войне, трое были взрослыми, а пятерых мать взвалила на свои плечи, делила на всех партизанский паек - хлебушек в два пальца толщиной.

Мать ушла в 56 -ом. А Майя - лидер по натуре, была секретарем комсомольской организации, отстаивала принципы справедливости, не переносила лжи. Она вышла замуж на летчика-испытателя Елисеева и приехала на его родину - в Казахстан.

- Отец у меня латыш, мать украинка, а я казашка - смеется Майя Иосифовна. - С 74 по 2006 годы я была генеральным секретарем и председателем коллегии судей. Я побывала на всех базах СССР, работала на разных должностях судейства, была главным секретарем многих всесоюзных соревнований. В 90-е билась за сохранение федерации, а сегодня член Ассоциации судей по горнолыжному спорту Майя Иосифовна Елисеева отвечает за совет ветеранов и работает над созданием музея горнолыжного спорта, где достойное место займут фотографии первой посланницы КазССР на Олимпийские игры в Кортина д-Ампеццо Александры Ивановны Артеменко.

- За честность и принципиальность многие считают меня неудобным, конфликтным человеком, но все, что я делаю - я делаю для спорта, для страны. Наверное, Бог меня поцеловал в темя и наградил за все пережитое: я познала в жизни любовь, у меня есть дочь и внуки, всегда была интересная работа и я всегда занята со своими горнолыжниками и судьями.

А ведь когда-то горные лыжи представляли из себя мучительное вытаптывание тропы вверх по заснеженному склону с лыжами на плече и недолгий спуск. Потом на смену дереву пришел пластик и брюки-эластик, а для нас часть этой истории – еще и наши легендарные ветераны, о чем напоминает мемориальная табличка с именем А.И. Артеменко, установленная на Чимбулаке. И каждый раз, поднимаясь в горы, напротив таблички на секунду задерживается живая легенда горнолыжного спорт Майя Иосифовна Елисеева.

- Я, как действующий судья и организатор соревнований "Мемориал Артеменко А.И.", считаю своим долгом сохранить в памяти поколений имя великой горнолыжницы, которая была для меня наставницей, тренером и надежной опорой. Мы относились к ней с благоговением, уважали ее заслуги, а порой даже побаивались. Она вселила в меня уверенность в том, что я могу быть хорошим судьей, научила честному, справедливому отношению к тому, что происходит на трассах, и эти заповеди я передаю судьям из поколения в поколение.

А почему в песне Владимира Юна снег рыжий? - спросите вы. Да потому, что очки были с желтыми фильтрами, и даже в туман серый склон казался нам солнечным и радужным.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Календарь

Погода в Алматы

snowdragons2

 

snowdragons1

 

snowdragons3

 

snowdragons4

 

О сайте

Сайт www.mount.kz был создан командой "Снежных драконов" - путешественников и искателей приключений, которые живут в городе Алматы у подножия самого северного хребта горной страны Тянь-Шань.

1madina.png2tailan_group.png3restoran-tailan.png4xoz.png5mountkz.png6tailancopy.png
Яндекс.Метрика